Архив
Подписка
Форум
О газете
    |    Газета, как бизнес, продается. тел. 739-6581, sd@ies.ru
Номер
Рубрики
Тема номера
Экономика и финансы
Аналитика
История
Союз
Вести
Разборки
Газета в газете
РДВ-Косультант
Здоровье
Вилы в бок
Рыбацкая Газета
РДВ-Недвижимость
Экономика и финансы

«БЕЛОЕ ЗОЛОТО» В БОЛЬШОМ ДЕФИЦИТЕ (3-2004)

   Среднемировые экспортные цены на хлопок-сырец вновь приближаются к критической для российских текстильщиков планке – почти 2100 долларов за тонну. Свыше 70% хлопкоперерабатывающих мощностей РФ могут покупать это сырье максимум за 750 долларов. И только треть предприятий этой отрасли в РФ получают хлопкосырье из Центральной Азии по бартеру. Доля же бывшего СССР в российском импорте хлопка ныне превышает 75%, что обусловлено технологической «настроенностью» отечественного хлопкоперерабатывающего оборудования, причем с прошлого века, на работу почти исключительно с центральноазиатским сырьем. В то же самое время, пока российские предприятия ведут трудные и многолетние переговоры с поставщиками из Центральной Азии, в Россию увеличиваются поставки хлопкоизделий из дальнего зарубежья по демпинговым (т.е. заниженным) ценам, что снижает и без того невысокую рентабельность отечественной хлопкопереработки.

   За прошлый год в РФ, по официальным данным, поступило 240 тысяч тонн хлопковолокна и почти 45 тысяч тонн хлопкосодержащей продукции, что примерно на 35% больше, чем в 2002 году. Импорт же хлопчатобумажных тканей возрос за 2003 год более чем в 1,7 раза, причем более 75% таких поставок – из дальнего зарубежья (главные экспортеры – Китай, Юго-Восточная Азия, Восточное Средиземноморье). Что касается программы возрождения директивно прерванного ещё в 1955-м российского хлопководства (на Северном Кавказе и Нижней Волге), разработанной в конце 1990-х, она пока не стала «федерально-целевой», т.е. практически лишена господдержки. Поэтому доля отечественного хлопкосырья в сырьевом обеспечении российских текстильных фабрик ныне едва достигает 15% (основной поставщик – Астраханская область), хотя это сырье дешевле центральноазиатского, в среднем, на четверть, а то и на треть. Правда, по многим качественным параметрам российское «белое золото» проигрывает аналогам из Центральной Азии.

   По мнению президента Российского хлопкового союза Александра Белова, «нестабильность в отрасли сохраняется и навряд ли она выйдет из стагнации в наступившем году. Основная здесь причина и проблема - практически 100%-ная зависимость от импортного сырья, причем дорожающего. По большинству прогнозов, общемировое производство хлопка в сезоне 2003-2004 гг. составит 21 млн. тонн (на 1,8 млн. т больше, чем в прошлом сезоне). Потребление же вырастет почти до 21 млн. т. К концу нового сезона объем переходящих запасов сократится на 200 тыс. т. При таких оценках спроса и предложения средний ценовой индекс (Cottlook-A) увеличится, как минимум, до 1390,7 долларов за тонну. Это – максимум за последние 6 лет…».

   Как отмечалось на недавней конференции в Иванове «Российский рынок хлопока и отечественная хлопкопереработка», сегодня установился тот уровень объема импорта хлопковолокна - примерно 300 тыс. тонн в год, который, в принципе, достаточен для бесперебойной работы хлопчатобумажной отрасли. Но уже который год развитие отрасли тормозят традиционные после распада СССР причины: быстрое старение оборудования (по данному показателю российская хлопкопереработка – одна из «мировых лидеров»), несовершенство законодательно-налоговой базы, отсутствие долгосрочного кредитования/инвестирования, сверхвысокая доходность импорта хлопока и хлопкоизделий любого качества, медленные темпы перехода на выпуск льно-хлопковых изделий (опять-таки, из-за дефицита финансовых ресурсов и серийного производства необходимого оборудования, низкой рентабельности льноводства в большинстве «льняных» регионов РФ) и т.п. Вдобавок, поступающее сырье нередко оказывается невостребованным в РФ и… перепродаётся в ближнее и дальнее зарубежье. По экспертным оценкам, в середине-второй половине 1990-х годов от трети до половины поставляемого в РФ узбекистанского хлопкосырья «перепоставлялось» коммерческими структурами, скажем так, в очень дальнее зарубежье – от Балтии до Центральной Америки. Затем такой, например, сальвадорский хлопок частично возвращался в РФ по взвинченным расценкам (об этих «операциях» рассказывали многие российские СМИ). Скандал привел, в частности, к отказу Узбекистана от экспорта хлопка в РФ до 2000 года.

   Российской стороне более выгодны поставки хлопка по бартеру, но центральноазиатские поставщики настаивают на принципе «50:50», предлагая расценки, которые на 50-70% больше ценовых планок российского хлопко-текстильного бизнеса. Ситуацию усгубляют и прекращение с 2002 года прямого железнодорожного сообщения между РФ и Центральной Азией (его намечено восстановить с осени-2004), отсутствие резервных оборотных средств у большинства российских текстильных предприятий. Вдобавок, Узбекистан пока не участвует в зоне свободной торговли СНГ, а Казахстан – участник этой зоны – поставляет в Россию лишь около 11-14% ежегодно импортируемого ею хлопкосырья. Между тем, в РФ некоторые текстильные предприятия иногда освобождаются от уплаты таможенных пошлин с НДС или сокращается размер таких платежей. Но эта льгота вводится, главным образом, в том случае, если переработчикам грозит банкротство, если резко увеличивается объем портящегося сырья (т.е. из-за невозможности его оплаты переработчиками) и т.п.

   По оценкам российских экспертов, наиболее перспективны в современных условиях бартерные соглашения «технологии в обмен на хлопок» между отдельными регионами Узбекистана и России. Так, Владимирская, Оренбургская и Омская области получают узбекское и казахстанское «белое золото», в целом, на 85-90% по бартеру, поставляя в «хлопковые» области Узбекистана и Казахстана свою продукцию транспортного и сельхозмашиностроения, лесохимии, мебельной отрасли, медикаменты, пшеничную и кукурузную муку. Это, в частности, позволило в упомянутых областях РФ в среднем наполовину увеличить за 2002-2003 годы производство льно-хлопковых изделий.

   Если вкратце, реанимация российской хлопковой промышленности зависит от трех основных взаимосвязанных факторов:

   - расширения «географии» бартерных, т.е. межотраслевых/межрегиональных контрактов со странами Центральной Азии и лучшего транспортного обеспечения хлопкоперевозок (в первую очередь - восстановление прямого железнодорожного сообщения РФ с этим регионом);

   - развития льно-хлопкового производства с одновременным стимулированием отечественного (практически повсеместного) льноводства и южнороссийского хлопководства;

   - постепенного включения Узбекистана в зону свободной торговли СНГ (например, с помошщью «товарных коридоров» беспошлинной торговли).

   Очевидно, что ситуация в хлопковом секторе российской текстильной индустрии во многом зависит, повторим, от хлопкоэкспортной политики Ташкента и столиц других «хлопковых» республик СНГ. В этой связи небезыинтересы выводы и прогнозы из недавнего доклада по проблемам хлопковой отрасли бывшего СССР Центра экономических исследований при правительстве Узбекистана:

   «В последние 150 лет хлопководство является в Узбекистане ведущей отраслью не только сельского хозяйства (на хлопок приходится более 40% ежегодного объема сельскохозяйственной продукции), но и всей экономики страны. В 1970-1985 годы (период максимального развития монокультуры хлопчатника) в Узбекистане ежегодно собиралось до 5 млн. тонн хлопка-сырца. Но уже в 1980-е годы началось снижение его урожайности, которое не удавалось остановить даже массовым применением гербицидов. После обретения Узбекистаном независимости был взят курс на постепенное высвобождение части площадей из-под хлопка для расширения посевов других сельскохозяйственных культур с целью обеспечения продовольственной независимости страны…

   Сейчас в Узбекистане потребляется примерно лишь одна десятая произведенного хлопка-волокна, остальное идет на экспорт, являясь важной статьей валютных поступлений. Государственной долгосрочной программой развития экспортного потенциала Узбекистана предусматривается снижение доли хлопка-волокна в экспорте с учетом развития хлопкоперерабатывающих мощностей внутри страны. Начиная с 2002 года весь объем хлопка, производимого в Узбекистане, сертифицируется по международным стандартам. Если до этого применялся действующий еще в советские времена ГОСТ 3279-76, по которому существовало шесть классов хлопка, а длина волокна обозначалась в миллиметрах, то сейчас в Узбекистане используется система, признающая 5 сортов качества, с пятью классами: за основу для нее взят сорт “Биринчи-Урта” от цены которого устанавливаются скидки или надбавки, образующие цены на хлопок других сортов (кстати, первичная цена по упомянутой системе почти наполовину выше, в сравнении с расценкой по советскому ГОСТу. Новые стандарты стали, можно сказать, изначальной точкой удорожания узбекского хлопка на мировом рынке. Прим. А.Ч.) Контрактные цены ныне формируются на основе центральноазиатского компонента международного Индекса Коттлук-А… …В конце 1980-х годов, когда текстильная отрасль России работала почти на пределе своих мощностей, её прядильные фабрики перерабатывали около 1,3 млн. тонн хлопка-волокна. После распада СССР российская текстильная промышленность основательно пострадала в результате резкого падения внутреннего потребительского спроса на ее продукцию, сокращения возможностей экспорта в страны бывшего СССР, увеличения импорта дешевого текстиля из Юго-Восточной Азии и других дальних регионов, стабильно высоких издержек российского прядильного производства, а также вследствие неумеренных аппетитов государства в части налогообложения и тарифно-таможенной политики. В результате за 1990-е годы ежегодный объем переработки хлопка-волокна в России упал впятеро, не превышая в среднем 200 тыс. тонн за год. Основным поставщиком хлопка в Россию остаётся Узбекистан».

Алексей ЧИЧКИН

Обсудить в форуме
***

МЕХОВЫЕ ПАРАДОКСЫ (3-2004)

   На российском рынке меховых изделий, согласно аналитическим оценкам, с января текущего года постепенно растет, точнее - восстанавливается спрос на каракулевые «продукты»: они сравнительно дешевые, прочные и более пригодные для климата большинства регионов РФ. Да и мощностей по его переработке каракуля, что называется, с ибытком практически во всех странах бывшего СССР. Вдобавок, увеличивается, благодаря спросу, объем внутрироссийского производства каракулевых и некоторых других меховых товаров.

   Российские и иностранные специалисты, изучающие рынок меха в РФ, утверждают, что особенной «любовью» россиян пользуется норка: её пока предпочитают 40% потребителей (в 2001 г. – 45%). Зато каракуль уже на втором месте – около 35% (хотя в 2001-м последний показатель не превышал 23%). В последние годы из-за падения спроса на дубленые изделия, представленные, главным образом, полукустарными турецкими и китайскими производителями («экспроприировавшими» благодаря демпинговым ценам российский рынок дубленок с конца 1980-х годов, вытеснив не только российские, но и среднеазиатские, монгольские, сирийские, иранские аналоги), на вешалках рынков и салонов в мегаполисах висят, как правило, однообразные дорогостоящие модели. Причем владельцы многих меховых магазинов в крупных мегаполисах, повышая объемы таких закупок, могут ныне варьировать ценами в зависимости от сезона, чтобы хоть как-то стимулировать спрос.

   Увы, подавляющее большинство импортных шуб и схожих изделий, сбываемых с 1990-х годов в России, изготовлено из «сверхдешевого» сырья, приобретенного на просторах бывшего СССР. Например, почти две трети общего количества шуб из Греции и Дании, ежегодно продаваемых в столичных салонах, произведена из российского сырья. Похожая «начинка» сырья в меховых товарах, поступающих в Россию и из других стран Европы. Оно и понятно: к примеру, «постсоветские» норка, соболь, белка и песец с каракулем в среднем на 35% дешевле аналогичного сырья в дальнем зарубежье. Зато общая доля переработочных, таможенных, торгово-посреднических наценок и арендных платежей сбытовых «точек» в конечной цене вроде бы импортных мехоизделий в РФ ныне превышает 55%…

   Россия на мировом меховом рынке выступает ныне, гланвым образом, как «оптовый сбытовик» шкурок соболя, норки, белки и красной лисицы. Страны Центаральной Азии и Закавказья – поставщики почти исключительно каракулевого и песцового сырья, хотя в последние годы Туркмения, Узбекистан и Казахстан постепенно увеличивают экспорт готовых мехоизделий (в основном шуб, дубленок и жилетов), в том числе в Россию. Правда, такие изделия зачастую на четверть, а то и на треть дешевле российских и «заморских» аналогов, поэтому сбываются центральноазиатские (как и монгольские, северокорейские, иранские, сирийские) меховые товары в РФ преимущественно вне крупных сбытовых компаний/салонов, где преобладают чрезвычайно дорогостоящие изделия: в числе основных каналов такого сбыта - комиссионные магазины, ателье, оптовые рынки и «сэконд-хэнды».

   По мнению специалистов Минэкономразвития и Минпромнауки РФ, большинство российских поставщиков, точнее - перепродавцов меха привыкло работать на аукционах в Копенгагене и Хельсинки, поэтому устроители отечественных аукционов мехосырья стремятся «направить интерес» на ежегодные торги в Санкт-Петербурге – прежде всего потому, что импортный товар попросту обесценивает отечественную меховую отрасль. Кстати сказать, шуба из типичных представителей российской фауны - выдры и бобра – давно стоит в РФ на первом и на втором местах по степени прочности («носкости»), в то время как норка - лишь на шестом, а ондатра с каракулем и енотом – соответственно на третьем, четвертом и пятом местах.

   Постепенный рост внутрироссийского спроса на отечественные мехотовары и «залежалость» импорта не могут не стимулировать, скажем так, переориентацию оптового сбыта на «питерские», т.е. отечественные торги.

   Хронически низкая зарплата рабочих на российских меховых предприятиях, наряду с дешевизной исходного сырья, тоже способствует снижению цен на отечественные готовые изделия. К тому же их продукция, заметим, с 1920-х годов защищается от подделок специальными «лейблами», подделать которые практически невозможно. При этом Россия, «изобильно» продающая мехосырье за границу, удовлетворить потребности россиян в готовых изделиях из меха полностью пока не может – разве что с помощью импорта из Закавказья и Центральной Азии. Как полагает Валентин Юдашкин, «многие российские модельеры возвели "шубный ажиотаж" в ранг искусства, покоряя и восхищая весь мир своими сверхдорогими манто и палантинами. Хочется, чтобы к продукции этой, поистине исторической отрасли России смогли «прикоснуться» большинство россиян…»

Алексей ЧИЧКИН

Обсудить в форуме
***

ПРИЗРАК ФИНАНСОВОЙ АМНИСТИИ (3-2004)

   В России возобновилась дискуссия о легализации "теневых" и "беглых" капиталов.

   Глава МЭРТ Герман Греф в своем недавнем выступлении фактически попытался реанимировать идею финансовой амнистии в России, предложив перенять в этом опыт Бельгии, принявшей не так давно серию специальных законодательных актов. Практически одновременно эксперты Ассоциации российских банков довольно неожиданно предложили поправить Концепцию национальной стратегии противодействия легализации преступных доходов и финансирования терроризма. Они предложили внести более жесткие изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации.

   В настоящее время в загашнике у отечественных законотворцев есть целый пакет законопроектов, которые ставят вполне определенные рамки для организации эффективной антитеррористической деятельности. Это - закон о легализации теневых доходов, закон о реабилитации капиталов, ушедших за рубеж, закон о гарантиях денег, вывезенных незаконным путем и закон о полной финансовой амнистии.

   Наконец, последним в этом пакете можно назвать совсем свежий законопроект о создании Российского трастового центра за рубежом. Его задачей должно бы стать принятие "грязных" и "серых" денег "российского" происхождения и последующее отчисление процентов в пользу государства или конфискация средств (если доказана их криминальность), разрешал провинившемуся банкиру работать на российских экономических и финансовых просторах. Но в отличие от российской «валютной вольницы», на Западе и не только там действуют, можно сказать, свирепые законы, прежде всего касающиеся налоговых нарушений. Ушёл "в тень", увёл деньги, не "засвеченные" в официальных декларациях, будь уверен - к тебе придёт налоговый полицейский или финансовый гвардеец.

   Вдохновлённый бельгийским опытом, глава МЭРТ, впрочем , быстро смекнул, и от идеи отказался, мол общество наше не любит людей с "тёмными кошельками"… Однако дело вовсе не в Бельгии, а в наших российских законах, которые принимаются "частично", "в рамках" или вообще никак. "Серую" банковскую российскую систему это устраивает. Можно, конечно, ратовать за прозрачность банковского бизнеса, но проще не персонифицировать себя как собственника и открыть банк в оффшорной зоне на имя двоюродной бабушки.

   Кстати, очевидный факт: к декабрю 2003 года резко сократился отток российских капиталов за рубеж и возрос приток иностранных. Аналитики выяснили природу этого "феномена". В Россию пошли "наши же" реинвестированные капиталы. Бельгия, например, после Кипра, второй, по силе центр инвестиций в Россию. Там действует закон поддержки инвестора"; если "вкладывает свои капиталы в экономику другого государства, Королевство Бельгия обязано помочь ему деньгами, зная, что разумные инвестиции всегда доходны, и в национальную казну часть доходов инвестора обязательно вернется.

   Но… за последние 5 лет в официальные органы Королевства никто из "бельгийских инвесторов", работающих с Россией, за помощью не обращался: российские деньги 90-х, "пожившие" в Бельгии, не требуя господдержки, вернулись к себе на родину. Под разными псевдонимами…

   Так выглядит "общий знаменатель" исследований российских и зарубежных аналитиков, который они привели нашим корреспондентам. Что касается нужности или ненужности введения финансовой амнистии, то вывод, сделанный после бесед с ведущими государственными деятелями и экономистами Российской Федерации мы сделали такой: финансовая амнистия – это не амнистия преступников, а юридически обусловленное возвращение "серых" российских капиталов: правила игры после 90-х гг. изменились и "срок давности" здесь неуместен. В конце концов, государство расплачивается за свои же "законотворческие грехи", но ушедшие деньги должны вернуться и работать на российскую экономику.

   Разброс мнений по поводу финансовой амнистии в России вполне понятен, хотя многие из известных экспертов сводят эффективность амнистии к либерализации валютного законодательства - с одной стороны, и жёсткого правового и государственного контроля с другой. Нужны прозрачные законы и не менее прозрачные и предсказуемые действия властей, которые эти законы исполняют.

   Напомним, что во время недавнего визита в США президент Владимир Путин заявил, выступая в Колумбийском университете, что российские власти готовы провести экономическую амнистию. Но заявление "о намерениях" – это еще не закон. И поэтому отечественные (и зарубежные) финансисты осторожничают.

   Александр Шохин, член экспертно-консультативного совета Счётной палаты РФ, например, считает, что финансовая амнистия нужна, но необходимо создать каналы выгодного возвращения денег в Россию.

   Бесполезно объявлять амнистию, пока не созданы выгодные инвестиционные и налоговые условия, чтобы было выгодно вкладывать деньги в России. Сейчас существует недоверие к банковской, страховой, пенсионной система, которое должно быть преодолено развитием законодательной базы. "То есть, необходимы законодательные подтверждения равных прав российских и зарубежных собственников, и, конечно, нужен перечень проектов – социальных, быстрых – по которым "серые" деньги могут быть канализированы.

   Должна быть очень высокая степень надежности этих проектов, чтобы к этим деньгам могли присоединиться деньги российских граждан, пока хранящиеся "в матрасах". По мнению Шохина, чтобы люди поверили, не должно быть прямого участия российской власти (к сожалению, недоверие пока существует), а нужно участие международных институтов. Часть денег может быть размещена в низкодоходных, но высоконадежных ценных бумагах.

   Андрей Черепанов, председатель совета Московской международной валютной ассоциации считает: "Не придут в Россию капиталы только лишь под обещание их амнистировать. Людей пугает не опасность возможной конфискации, а совсем другое. Слабая защита собственности как таковой. Что надо делать, так это принимать законы, которые защищают собственность, добиваться от судебных органов принятия справедливых решений. Делать так, чтобы приток капиталов стимулировался экономической выгодой".

   А в русском экономическом обществе полагают: "Все, что касается амнистии налоговой должно проводиться при эффективной налоговой системе", то есть по внятным налоговым правовым актам.

   Светлана Глинкина, заместитель директора Института международных экономических и политических исследований считает, что вопрос об амнистии связан не только с возвратом денег, хотя определенный смысл в отмывке и легализации есть. Нужно добиться того, чтобы эти деньги заработали в экономике, причем не просто на производстве памперсов или жвачки, а в модернизации производства.

   Экономический рост без подобного прорыва – не большая радость. Мы можем снова загнать себя в ловушку. Амнистия – это сложно, но если этим не заниматься, то перспектив не будет. Мы будем продолжать качать нефть, пока цены на нее держаться, а потом цены упадут, и мы останемся ни с чем.

   Говорят: амнистия капиталов развращает. Почему одни должны всю жизнь жить по закону, а другие – нарушать его и выжидать, когда объявят амнистию, чтобы урегулировать свои отношения с законом? Я бы сказала, что лучше быть здоровым и богатым. Чтобы все выполняли законы и ничего не нарушали. Но 90-е годы уже состоялись. Они мне очень не нравятся, но сейчас вопрос стоит так: либо мы не используем те деньги, которые многими незаконно получены, либо мы попытаемся повернуть их на решение экономических задач. Если эти деньги начнут работать на экономику России, то это можно обсуждать. В мире есть опыт проведения амнистий. Если мы согласны с тем, что нам надо подвести черту под каким-то этапом, можно начать обсуждать эту проблему. Если и дальше смотреть на нашу экономику как на "серую зону", то делать ничего не надо".

   Какая уж тут финансовая амнистия?

Алексей ПОДЫМОВ, Алексей ВЛАДИМИРОВ

Обсудить в форуме
***
Вести

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ

   По статистике Всемирной организации здравоохранения, средняя продолжительность жизни на Земле ныне составляет 48.5 лет...>>

СНГ: КОМУ И КАК ПОМОГАЮТ США

   Госдепартамент США опубликовал справку о размерах помощи, которую оказали Соединенные Штаты постсоветским государствам...>>

ЭКСПЕРТИЗА НА НАДЕЖНОСТЬ

   Союзом строителей Красноярского края при поддержке Совета администрации края, разработана система определения рейтинго...>>

ОБУЧЕНИЕ И УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

   Новые мультимедийные обучающие программы и продукты на CD-носителях серии "Искусство бизнеса" представят белорусы на м...>>

ЗОНА ДЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

   В ближайшее время в городе Бикин (Хабаровский край) начнется реализация экономической программы, предусматривающей соз...>>

ЖУРНАЛИСТСКИЕ БЕГА

   В год своего 170-летия Центральный Московский ипподром (ЦМИ) решил возродить хорошую традицию: проведение соревнований...>>
Реклама
Каталог сайтов Всего.RU